В последние два десятилетия отношения западных государств к своим восточным партнерам носили двоякий характер. С одной стороны, Запад старался ограничивать их экономически, но с другой стороны, уже сложились определенные деловые отношения – с Востока на Запад шли трубопроводы, европейские компании активно участвовали в консорциумах по разработке месторождений и добыче углеводородов…

Сегодня у таких стран как Россия, Азербайджан и Турция остаются разного рода ограничения на сотрудничество с Европой, однако каждая из этих стран имеет очевидные географические преимущества, и возможности для сотрудничества с Евросоюзом у каждой из этих стран уникальны.

Трендом последнего времени стало объединение Москвой, Баку и Анкарой своих возможностей с целью уйти от ограничений, выставленных Евросоюзом. Причем речь идет отнюдь не о какой-то антиевропейской коалиции, а о том, чтобы создать бизнес-проекты на прагматической основе.

И интервью Ильхама Алиева, и итоги встречи в Анкаре, открывают новые направления сотрудничества между странами региона, причем это сотрудничество переходит на совершенно иной, более качественный уровень. Смелые решения не только Путина, но и Эрдогана, и Алиева озвучиваются в условиях резкого противостояния Запада с Россией. При этом отношения с западными странами и Турции, и Азербайджана также остаются в отдельных вопросах крайне непростыми.

Экономические и политические ограничения, а также конкретные возможности сотрудничества подталкивают Анкару, Баку и Москву к естественному объединению возможностей для расширения сотрудничества между собой и для продолжения сотрудничества со странами Запада.

В условиях открытого противостояния и введения экономических санкций против России, открытым остается вопрос о трубопроводах, соединяющих Россию с Европой, по которым поставляются столь необходимый для Европы особенно в условиях холодный зимы природный газ, а также не менее важная для поддержания экономики стран Запада нефть.

Азербайджан как ведущая страна региона Южного Кавказа с 1997 года также участвует в обеспечении энергетической безопасности Европы, доставляя углеводороды по своим разветвленным сетям.

Турция, исторически считающаяся частью и Азии, и Европы, связана со Старым Светом как экономическими, так и политическими узами теснее, чем Россия и Азербайджан. Однако Анкара, несмотря на участие в военно-политическом союзе со странами Запада, остается в роли «отчужденного союзника». Свидетельство тому — долгие годы мытарств этой страны на пути в Евросоюз. Создается парадоксальная ситуация: стране, имеющей одну из самых сильных армий в Европе, участвующей в военном союзе, который обеспечивает безопасность Европы, не позволено членство в организации, объединяющей эти страны в политическом и экономическим союзе.

По отношению к другим ведущим странам региона — России и Азербайджану – Европа также все эти годы проводила политику двойных стандартов. Этот факт, кстати, констатировал Ильхам Алиев на открытии нового современного учебного здания Азербайджанской дипакадемии. Тогда Алиев заявил, что в годы президентства часто оказывался свидетелем не только двойных, но и тройных, а порой встречаться и с семерными стандартами.

Касается такая политика и других стран региона. Так, отношения стран Запада с Ираном имеют особый статус, что не может не отразиться на внешней политике всего региона. При этом контакты Запада с Тегераном нельзя назвать «застывшей материей». Они меняются, начинают носить более прагматичный характер, особенно со стороны ИРИ.

Причем такого рода отношения Иран постепенно устанавливает со все большим числом государств. Новое руководство Ирана в лице его президента, с одной стороны, пытается урегулировать давние проблемы со странами Европы и с США, а с другой стороны, понимая сложности в решении этой проблемы, налаживает взаимодействие с соседними странами. Когда же речь идет о получении выгоды, то особенно актуальным для Ирана становится налаживание экономических связей в энергетической сфере.

Еще до украинских событий западные страны обвиняли Владимира Путина и крупные российские энергетические компании в чрезмерной наступательной политике. Запад, не желая терять сверхдоходов, по сути, требовал от Москвы неравных условий для сотрудничества в энергетической сфере, намереваясь получать из России лишь дешевое сырье. Сами же западные страны не гнушались применением разных стандартов для выстраивания экономических отношений как с Россией, так и другими государствами постсоветского пространства.

Нефтяной сектор мировой экономики не ограничивается только разведкой и добычей нефти, основная прибыль получается во время переработки сырой нефти в нефтепродукты. 90% нефтеперерабатывающих предприятий находится в Европе, и желание нефтедобывающих компаний России принять участие в приобретении акций этих НПЗ было вполне естественным. Справедливости ради стоит заметить, что в самой России нефтяные гиганты Запада не имели правовых проблем в допуске к нефтяным месторождениям и добывали нефть наряду с местными компаниями на взаимовыгодных условиях. Опираясь на эти же партнерские отношения, российские компании и изъявили желание принять участие в переработке нефти на современных цивилизованных условиях в странах своих партнеров, но… получили резкий отказ.
С продажей совместно добываемого природного газа была похожая ситуация во всех странах Европы, кроме Германии.

Когда политическое руководство России выразило свое недовольство по поводу применения к российским компаниям «особых стандартов», в западных СМИ развернулась кампания о «газовой и нефтяной дубинке» Москвы.
При этом стоит сказать, что соответствующие стандарты применяются в отношении и Азербайджана, и других нефтедобывающих стран постсоветского пространства. А кто применяет «экономическую дубинку» в этих условиях, не сложно догадаться.
Собственно, это и стало главной причиной того, что нефтедобывающие страны вынуждены были ограничиваться добычей и продажей сырой нефти. А если сюда добавить тот факт, что (во исполнение тех пунктов контрактов, согласно которым нефтяное оборудование поставляется исключительно из стран-партнеров) было остановлено развитие нефтяного машиностроения во многих странах, можно судить о колоссальных потерях нефтедобывающих государств.

Теперь мы становимся свидетелями качественно новых событий в регионе. Чтобы усилить свои позиции в экономической и политической сфере, преодолеть ограничения, выставленные странами Европы, чтобы не дать возможность крупным европейским компаниям получать сверхдоходы в неравных политических условиях, страны региона готовы объединить свои возможности по определенным направлениям.

Причем идеи о такого рода объединении уже начинают постепенно перерастать в конкретные документы, что не может не сказаться на потеплении отношений между ведущими странами региона, готовыми сотрудничать на принципах прагматизма. Особенно активны на этом направлении Россия, Турция, Азербайджан, а также по мере уменьшения давления международных санкций Иран.

Здесь, конечно, нельзя не принять во внимание негативной роли западных санкций, примененных в отношении России, однако именно они могут стать причиной более активного участия Москвы в выгодных региональных экономических проектах.

Интересно, что такого рода проекты могут принести пользу и экономически зависимым странам, таким как Грузия и особенно Армения, страдающим от ограничения транспортных связей. Правда, перспективы для их экономического развития откроются, только если их интересы будут совпадать с политическими и экономическими интересами ведущих стран региона.

Так или иначе, в непростых условиях противостояния со странами Запада, большая часть стран региона объективно заинтересована в решении тех конфликтов, которые в течение десятилетий остаются препятствием для реализации крупных экономических проектов, причиной недоверия между соседними государствами. Так, очевидно, что сохранение статус-кво в карабахском вопросе равносильно продолжению негативных явлений, ставших рычагом давления на конфликтующие стороны и препятствием в развитии региона.

Дальнейшее развитие отношений, а не противостояние объективно соответствует интересам стран Кавказского региона и Запада. Здесь нельзя абсолютизировать препятствия на пути экономического развития и защиты их рынков. Занять выгодный сектор на мировом рынке, благодаря применению более передовой техники и технологий сложно, но возможно. Об этом свидетельствует и опыт Японии, разгромленной в годы Второй мировой, и опыт развития Южной Кореи, занявшей достойное место в мировой экономике. За основу здесь придется брать не только мировой опыт и активную внешнюю политику, а, главным образом, использовать возможности создания конкурентоспособных, продвинутых секторов экономики, не имеющих аналогов. Только тогда можно обеспечить себе место в мировой экономике, стать в один ряд с высокоразвитыми индустриальными странами мира, а также обеспечить высокий уровень жизни населения стран и стабильность власти.

Сейчас наблюдается очевидный процесс роста доверия между Анкарой, Баку и Москвой, отсутствие которого в свое время было одним из главных препятствий на пути построения взаимовыгодных отношений на равных условиях. Достижение этой цели может стать главным цементирующим фактором в установлении фундаментальных отношений между странами региона. Только на основе выгоды и доверия можно выстроить прагматические отношения. А если нет доверия, то нет ни отношений, ни выгоды.

Исмаил Агакишиев

Источник: vestikavkaza.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: