Политика исторической памяти на Украине | Интернет технологии. Все самое актуальное

Последние переименования киевских улиц и недавние новшества в области исторического школьного образования (возвращение в учебники культа галицких пособников Гитлера и предложения убрать из учебников термин «Великая Отечественная война») ставят вопрос о пределах фальсификации истории Украины и об угрозах, которые несёт фашизоидная политика исторической памяти как для самого украинского общества, так и для соседей Украины.

А пока улица Воровского названа Бульварно-Кудрявской, площадь Фрунзе стала площадью Петропавловской, улица Горького улицей Антоновича (от ул. Льва Толстого до ул. Дзержинского), улица Красноармейская улицей Большая Васильковская (от площади Бессарабской и бульвара Тараса Шевченко  до площади Дзержинского и бульвара Дружбы).

Симптоматично, что старые (имперских времен) названия возвращаются выборочно. Лишь тогда, когда они носят нейтральные имена наподобие Бульварно-Кудрявской улицы (бывшая ул. Воровского), но не возвращаются, если они напоминают об общерусской истории малороссийских (украинских) земель. В остальных случаях улицам дают имена деятелей политического украинства, среди которых и такие откровенные упыри и садисты, как Петлюра, Бандера…

Если бы было иначе, то улица Горького в Киеве была бы названа Кузнечной, как она и называлась с момента появления в 1909 году, благодаря множеству кузнечных мастерских, которые на ней находились.

А улица Январского восстания, названная так в память о вооруженном восстании рабочих завода «Арсенал» в январе 1918 г. против Центральной рады, переименованная года четыре назад в улицу Мазепы, получила бы название Никольской. Такое название она имела с начала XIX века в честь Николаевского военного собора (снесён в 1935 г.). Улица Коминтерна (нынешняя Петлюры) должна была бы называться, например, Игнатьевской (носила это имя до 1919 года в честь известного в то время киевского домовладельца) или Безаковской (в честь Киевского, Подольского и Волынского генерал-губернатора Александра Безака). Генерал-губернатор, кстати, имел непосредственное отношение к сооружению Киевско-Курской железной дороги и железнодорожного вокзала.

В Киеве переименовываются все улицы, которые так или иначе напоминают об истории, которая в реальности воспринималась киевлянами, москвичами, петербуржцами как история единого Отечества. Русское или советское в данном случае не важно. Главное, чтобы нынешнему населению Украины ничего не напоминало об их едином с Россией историческом прошлом.

Нынешнее решение Киевсовета продолжило уничтожение памяти о целой эпохе в истории Киева и страны (СССР), частью которой он и УССР в целом были более 70 лет. Притом что именно этому периоду Украина обязана своим появлением.

* * *

После госпереворота 22 февраля 2014 г. тенденция отчуждения жителей Украины от общего с жителями России и Белоруссии исторического прошлого доведена буквально до крайности, до психологической войны, до пропаганды дикой, агрессивной злобы против прошлого, родственного и в буквальном, и в историко-культурном смысле.

Политика национальной памяти на Украине с 1991 года ведется в русле крайне опасного этнического национализма, частью которого изначально была русофобия. В рамках этой идеологической доктрины весь стержневой исторический сюжет выстраивается вокруг придуманного и фактически ничем не обоснованного мифа о борьбе украинцев за независимость от России.

Этот миф сопровождал всю предыдущую, сравнительно спокойную историю государственного развития Украины. Он существовал в среде её правящих политических кругов одновременно с подчеркиванием статуса России как стратегического партнёра. На фоне жёсткой антироссийской политики исторической памяти этот статус воспринимался Киевом в качестве «дружбы по необходимости». Повсеместная экономическая и военно-техническая зависимость Украины и РФ была залогом экономического развития, да и просто нормальной жизнедеятельности украинского государства.

Наряду с этим идеологическая доктрина постсоветской Украины, взявшая за ценностно-мировоззренческие образцы украинский интегральный национализм (с 1991 г. до февраля 2014 мягкую версию, а после февраля буквально неонацистскую, бандеровскую), требовала создать новую постсоветскую украинскую национальную идентичность на самостоятельной исторической, ценностно-символической базе.

«Реформа сознания» на Украине свелась к изменению трактовок и переписыванию фактов по всем значимым историческим событиям с целью вычленить из истории Российской империи и СССР собственную, национальную часть. Отсюда и самоцель создаваемой истории Украины. Особенно в системе образования и скульптурно-мемориальной политики.

Разрыв с общерусским и советским наследием был невозможен без дискредитации тех общих моментов исторического прошлого, которое стало источником высших ценностей и символов.

Последним по времени и мощнейшим таким источником стала память о Великой Отечественной войне. Здесь задание киевского режима (открыто, с бесстыдным цинизмом) определяется УИНП так: «…посмотреть на историю предыдущей войны украинскими, а не советскими глазами».

Принципиальное изменение трактовок смысла Великой Отечественной войны направлено на уничтожение целостной памяти о прошедшей войне. Как войне именно советского народа и СССР против нацистской Германии и ее сателлитов.

Это достигается путём дискредитации целей СССР в войне, уравнивания интернационального СССР и нацистской Германии, в которой этнический национализм был доведён до людоедского логического завершения в мифе об особых арийцах-немцах и остальных недочеловеках. И, как показывает сама процедура уравнивания жертвы и агрессора, основанная «на особом украинском взгляде на историю войны», Вятрович и Кº ведут украинский этнический национализм по тому же, гитлеровскому, пути.

В этом же ряду изменения трактовок и смысла Великой Отечественной войны – конструирование мифа о равных заслугах Красной армии, советских партизан и ОУН-УПА в изгнании оккупантов.

В итоге оказывается, что советские ветераны вообще занимают незначительное место. Ведь по логике фальсификаторов-пропагандистов украинского неонацизма из УИНП советские ветераны боролись не за независимую Украину, а всего лишь за «тоталитарный СССР». С наукой, да и с моралью, совестью здесь нет ничего общего.

Отсюда проистекает выдуманная с самого начала ложь об «освободительной» войне ОУН-УПА, когда грызня за власть в коллаборантском движении и эпизодические конфликты местных карателей на этой почве с оккупантами кощунственно приравниваются к самоотверженной борьбе советских партизан и Красной армии с гитлеровцами не на жизнь, а на смерть. Для идейных потомков галицких нацистов уничтожение памяти об этой войне, как и стирание из памяти народа самого термина, является первоочередной задачей.

* * *

Искусственное размежевание истории (на украинскую и российскую) даёт возможность сконструировать удобную историю Украины, приспособив её к текущей политической конъюнктуре и идеологическим конструкциям этнонационалистических сил.

В этом смысле нацификация украинского государства после февральского госпереворота лишь усугубила предыдущие тенденции фальсификации истории до полного разрыва с прошлым во всех деталях.

Например, 22 октября текущего года Госкомтелерадио посоветовало украинским СМИ прислушаться к рекомендациям УИНП и не применять в передачах «освобождение Украины от фашистских захватчиков». «Термин «освобождение» предусматривает свободу, а в 1944 году Украина не стала свободной», – говорится в методических материалах института. И предлагается использовать «изгнание нацистских оккупантов». «С изгнанием нацистских оккупантов Украина, — по мнению «учёных» УИНП, — не получила свободы, только оказалась под другим господством… освобождение Украины состоялось только с распадом Советского Союза».

Этот бред вполне вписывается в миф о советской оккупации, который при всей своей научной несостоятельности оказался удобен именно с точки зрения идеологии этнического радикального национализма.

Украинским СМИ пропагандисты УИНП предлагают делать ударение на том, что «изгнание нацистов с украинских территорий стало возможным, благодаря участию украинцев в рядах как Красной армии, так и ОУН/УПА». Идея не нова. На государственном уровне она стала активно продвигаться при Ющенко. И логично, что к ней вернулись после госпереворота.

* * *

Украинская политика исторической памяти, строящаяся на фальсификации, лжи, расизме, шовинизме, нацизме, дала свой результат в виде масштабного инфицирования украинского общества и поголовного заражения политиков коричневой чумой. В значительных слоях населения уже разрушены нормальные ценностно-этические представления о «хорошем» и «плохом», размыты общечеловеческие ценности, представляющие элементы нравственности любого нормального человека.

Такая политика подготовила «пушечное мясо» для гражданской войны с соотечественниками на Донбассе, которые и людьми-то в сознании многих на Украине перестали считаться. Она подготовила и палачей одесской Хатыни, и миллионы равнодушных к этой трагедии…

Виктор Пироженко

Источник: odnarodyna.com.ua


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: